Варшавские вещи не лгут

Фото: i.mr7.ru
Музей Варшавы создает и  уже частично открыл новую постоянную экспозицию «Rzeczy warszawskie»  — «The Things of  Warsaw»  — «Варшавские вещи»  — наверное, так по-русски? Триста тысяч предметов, хранящихся в  коллекции музея, были тщательно пересмотрены, из  них отобрали 7 352, которые составили экспозицию. Это необычный городской музей. Здесь хранят память о  городе довоенном и  изменившемся после Второй мировой. Фото: Игорь Руссак

Ключевые предметы и комнаты

В Музее Варшавы не знают имени человека, который служил дворником или сторожем в городской Ратуше, сгоревшей в пламени Восстания 1944 года и восстановленной лишь в 1977 году.

Фото: Игорь Руссак

Этот человек во время пожара вырвал точеные латунные массивные ручки с ратушной двери — одна даже погнута, такой и осталась. Эти ручки украшены символом Варшавы и ее гербом — сиреной, русалкой со щитом и мечом. Сын этого человека много лет спустя принес эту реликвию в музей.

Будет 21 комната, или зал, или кабинет, нет, все же комната — вещи ведь в комнатах хранятся, правда? Итак, Комната археологии, варшавских памятников, сувениров, фотографий, видов города, серебряных изделий, портретов, карт, рисунков, открыток, медалей, одежды, упаковки даже. Комната реликвий, часов и разных других предметов, которые окружают нас. Я не все комнаты перечислю, в общем, их ровно 21.

Но особо отмечу две именные — Людвика Гоцеля, знаменитого библиофила и коллекционера, во время Варшавского восстания в 1944 году потерявшего большую часть уникальной коллекции, но после войны продолжавшего ее собирать и потом подарившего все музею в 1964 году, за два года до своей смерти; и Комната коллекции семьи Шиле — собрание пожертвовала в 2002 году живущая в Лондоне Барбара Шиле, среди самых разных предметов — военный альбом Яна Шиле, воевавшего в составе Польского корпуса Британских вооруженных сил против нацистов.

Фото: Игорь Руссак

Сейчас открыто уже 13 комнат, где вещи ждут, чтобы их рассмотрели, про них прочитали. Посетителям — свыше трех тысяч уже представленных предметов просто невозможно охватить, ведь так?

Фото: Игорь Руссак

Но создатели «Варшавских вещей» решили в каждой из комнат выделить особым образом три ключевых предмета, чтобы привлечь впервые внимание человека. По принципу выбора трех предметов построена и уникальная книга, не каталог, а именно книга «The Things of Warsaw», которую уже выпустил музей, она рассказывает о всей экспозиции.

Ее авторы — музейщики, кураторы каждого пространства — размышляют здесь о природе вещи в музее, о том, что происходит с предметом, когда он становится экспонатом, утрачивает свою первоначальную роль и приобретает нечто другое, так как становится посредником между настоящим и прошлым. Он обладает своей собственной историей, а из множества таких историй, в сущности, и состоит ткань городской жизни, создававшаяся до нас. Нам надо только бережно касаться, уметь читать ее знаки.

Фото: Игорь Руссак

Первое, что замечаешь в новой экспозиции, — здесь нет мультимедиа, ну то есть вообще ни одного экрана, никаких уже привычных нам сенсорных панелей, наушников и гаджетов. При абсолютной современности экспонирования — только витрины и подлинные вещи. Ни одной копии. И это принцип.

Вещи не лгут, поэтому в Комнате портретов есть изображение Болеслава Берута, подпольщика и участника Сопротивления, коммуниста и первого президента ПНР, сталиниста, умершего в Москве при невыясненных обстоятельствах вскоре после XX съезда КПСС.

Фото: Игорь Руссак

Имя Берута ассоциируется и с планом послевоенного восстановления Варшавы, когда коммунисты приняли закон о национализации земельных участков в столице (декрет Берута), чтобы проще было восстановить за государственный счет разрушенный город, не ища собственников участков земли.

В экспозиции «Варшавских вещей» нет привычной нам хронологии, но тем не менее есть мощное ощущение времени и драматизма противостояния «реке времени», которая, если и дальше вспоминать слова прожившего долгую жизнь русского поэта Державина, «уносит все дела людей».

Фото: Игорь Руссак

Чтобы почувствовать, как подлинность сопротивляется сначала тотальному разрушению, а потом забвению, надо спуститься в подвал музея Варшавы — там Археологическая комната, где собраны артефакты, найденные во время восстановления Старого города после Второй мировой войны — черепки пронумерованы и лежат вместе или складываются в целое — тарелку, чашку, горшок, оставляя лакуны, вырванные разрушительной силой времени и войны.

Фото: Игорь Руссак

Графичные силуэты аптечных склянок, своим множеством вызывающие ощущение хрупкости и уязвимости прошлого.

Фото: Игорь Руссак

Важно выглядят огромные старинные ножницы на черном фоне.

Фото: Игорь Руссак

Вот один из трех тех самых обязательных к просмотру экспонатов — керамическая плитка для игры в «Мельницу» или «Nine men's morris» — старейшая в мире настольная игра, про которую еще в «Трактате о любви» писал Овидий: «Есть и такая игра, где столько прочерчено линий, Сколько месяцев есть в быстробегущем году…», в нее играют в мире и сейчас. А эта плитка XVII века — к тому времени игра широко распространилась в Европе, была найдена в 1971 году во время подготовки к восстановлению Королевского замка.

След войны

Война как водораздел, нет, как линия терминатора, преследует и не отпускает: в этом подвале понимаешь, что его каменная кладка — это то, что осталось, что устояло, когда весь Старый город стал руиной, когда верхние этажи разрушались в прах.

Фото: Игорь Руссак

Поднимаешься выше — к стенам, которые были воссозданы после войны, идешь дальше, но все время чувствуешь войну:

Фото: Игорь Руссак

В Комнате портретов есть изображение Августа Агболы О`Брауна, нигерийского джазового музыканта, единственного чернокожего участника Варшавского восстания 1944 года, скульптурный портрет Януша Корчака, на которого смотришь вообще как на родного и близкого человека.

В Комнате фотографий — старая знаменитая карточка Сильвестра Брауна с моментом взрыва 28 августа 1944 года во время Варшавского восстания шестнадцатиэтажного «небоскреба», где до войны располагалась страховая компания. А в Комнате реликвий — футляр для очков с приклеенным к нему кровью изображением Ченстоховской богоматери, принадлежавший 23-летнему Анджею Войно, погибшему во время восстания.

Фото: Игорь Руссак

В Комнате серебра, где изумительные по красоте вещи, создававшиеся некогда в ста варшавских ювелирных мастерских, видишь еврейские фамилии и символику иудаизма — и снова думаешь о трагедии варшавских евреев.

Куда без Петербурга

Кто-то, блуждая среди витрин с серебряными шедеврами, будет любоваться изысканным модерном — таким же, какой видел, к примеру, в своем родном Петербурге, в городском музее, попутно узнавая, что рынком сбыта варшавского серебра была Российская империя.

Фото: Игорь Руссак

Петербургский след достал нас в Комнате открыток: читаем на пожелтевшем листке адрес — С-Петербург, угол Большой Зелениной и Лодейнопольской, дом 25/2 Надежде Семеновне Исаковой — открытка должна была отправиться из Варшавы в Петербург. Этого дома в Петербурге больше нет — на его месте торчит стандартная пятиэтажка брежневских времен, но в краеведческих книгах я нашла, что некогда существовавший дом принадлежал домовладелице Л. З. Исаковой, но кем ей приходилась эта Надежда? Это пока для нас загадка.

Когда разглядываешь вещи, то мысленно путешествуешь — во времени и пространстве. В этом секрет обаяния новой экспозиции — ты вглядываешься и ищешь истории, пытаешься дознаться — что было с этой вещью, кому принадлежала та, кого видела вот эта? Путешествия — это впечатления, эмоции, а уже потом знания, их систематизация. Сначала — увидеть и удивиться, сопереживать, задуматься, захотеть узнать. Именно этого эффекта желали достичь создатели «Варшавских вещей».

«Часть вместо целого»

В экспозиции предусмотрена Комната архитектурных деталей — столь богатая архитектурная история прекрасной Варшавы с разнообразием стилей, с громкими именами архитекторов обернулась и вот этими великолепными обломками, найденными среди руин. Фрагменты дворцов, надгробий и фонтанов — с головками ангелов, осколками каменных дельфинов, львов и лошадей — они здесь, не спрятаны, а явлены нам.

Фото: Игорь Руссак

У нас под Петербургом теперь тоже показывают фрагменты разрушенных в войну памятников, делают выставки, но в остальное время обломки былой подлинной красоты покоятся в тишине, вдалеке от внимательных глаз. Я в начале вспоминала Державина, а теперь цитирую польского поэта, погибшего молодым — на Театральной площади Варшавы во время Восстания — Кшиштофа Камиля Бачинского. Незадолго до гибели он писал в стихотворении, посвященном Варшаве:

« Долго лев умирает старый.

Черный камень, залитый кровью,

Ты развеянное в пожары,

Веком попранное надгробье.

И опять, резцом высекая

В пустоте кристальные грани,

Возводить века и вьюнками

Оплетать на мраморе зданий.

И опять не щадить зубила,

Чтобы заново под руками

Лапа львиная проступила

В этом чутком, как сердце, камне ».

«Pars pro toto» — крылатое латинское выражение «часть вместо целого», или, как еще говорят — достаточно капли, чтобы можно было судить о свойствах океана. Вещи — предметы искусства или быта, фотографии и письма, ткани и одежда — становятся частью истории — искусства, общества, города, истории жизни одного-единственного человека и народа.

Перевод: Войцех Агнежа

Публикация приурочена к 100-летию независимости Польши

Галина Артеменко
 
По теме
RI2_5683 - Мой район В варшавской галерее Захента выставкой «Будущее будет другим» представлена Польша Второй республики (1918−1939).
21.06.2018
 
 
Алена Бобрович Она покинула школу с детьми по запасной лестнице Преподаватель математики и информатики Керченского Политехнического колледжа Диана Марченко, которая в момент трагедии 17 октября находилась в здании.
17.10.2018 Metro Петербург
Сидоровская Наталья Перерыв между выстрелами составлял лишь несколько секунд В Сети опубликовали видео, которое заснял один из студентов Керченского колледжа в самом начале трагедии.
17.10.2018 Metro Петербург
Народный артист России и болельщик «Зенита» Михаил Боярский считает инцидент с футболистами Александром Кокориным и Павлом Мамаевым рядовой историей.
16.10.2018 Мой район
Дмитрий Роговицкий Репортёр Metro рассказывает подробности На канатной дороге от Воробьёвых гор до Лужников успешно прошли все тестовые запуски.
17.10.2018 Metro Петербург
Анна Лутченкова В Сети появилось фото предполагаемого нападавшего Восстановлена примерная хронология трагических событий, которые развернулись 17 октября в политехническом колледже в Керчи.
17.10.2018 Metro Петербург
Ольга Рябинина "Зенит" поместил Дзюбу на купюру в 50 фунтов стерлингов Петербургский футбольный клуб "Зенит" поместил нападающего Артёма Дзюбу на банкноту в 50 фунтов.
17.10.2018 Metro Петербург
Петербургская полиция нашла поджигателя «Хёндэ Солярис», который в июне оставил без автомобиля 31-летнюю жительницу Красносельского района.
17.10.2018 Фонтанка