Почему новостройки Петербурга выглядят так, как выглядят

Фото: cdn.fontanka.ru
«Фонтанка» спросила архитекторов трех крупнейших девелоперов Петербурга о хаотичной застройке окраин, дворах без машин и отсутствии общественных пространств. Сергей Николаев, "Фонтанка.ру"

Главные архитекторы компаний-девелоперов – люди не публичные. Они проектируют недорогие жилые комплексы и выполняют «черную работу» – разрабатывают чертежи для строителей, оценивают участки перед покупкой, ведут авторский надзор. Тем не менее во многом от них зависит облик новых районов, и уж точно штатные архитекторы могут ответить, почему город застраивается именно так, как мы видим.

Мы поговорили с архитекторами трех компаний: «Группы ЛСР», ГК «Эталон» и группы ЦДС. Вместе они возводят 30% жилья в Петербурге. Мы попросили рассказать, как проектируют жилье в разных районах – на месте бывших промзон «серого пояса», в центре и на окраинах города.

Часть 1. Редевелопмент «серого пояса».

Рассказывает Алексей Журихин, главный архитектор ООО «ЭталонПроект» (входит в группу «Эталон»).

Правила игры архитектора

Земельный участок – как шахматная доска. Чтобы сыграть красивую партию, надо соблюдать правила проектирования. Первое правило – это сам земельный участок: его назначение, форма, вид разрешенного использования, окружающая застройка.

Второе – нормы, правила, законодательство и другие регламентирующие документы. Мы, как архитекторы, должны знать, как применять эти правила и в каких случаях допустимы отклонения от них. Например, как обосновать превышение предельной высоты, площади застройки, естественно в рамках действующего законодательства.

Третье правило – это класс постройки: эконом, комфорт, бизнес, элита. Классом определяется бюджет проекта. Если строится дом эконом-класса в Ленобласти, архитекторам позволят использовать для фасадов только недорогие материалы.

И, наконец, проект должен нравиться заказчику. Без заказчика не будет того, что ты придумаешь.

Почему у нас строят не как в Европе

Разница в том, что у нас другой климат, другие история, население и другое восприятие архитектуры, как продукта.

Встречный вопрос – почему у нас должно быть, как в Европе? В России есть конструктивизм 1920-1930-х годов. Такую архитектуру вряд ли где-то еще можно увидеть. Дом Ленсовета на Карповке спроектирован Евгением Левинсоном и Иваном Фоминым в 1931 году, а насколько современно он выглядит.

У нас есть современные жилые комплексы, построенные на европейском уровне: «Царская столица», «Четыре горизонта» или, как пример точечной застройки, «Чапаева, 16» в стиле северного модерна. В России есть архитекторы мирового уровня. Я к таким отношу Сергея Скуратова. Один из моих любимых объектов в Москве, спроектированных его мастерской, это «Дом на Мосфильмовской».

Почему у нас этажность выше, чем в Европе? Могу ответить за застройщиков. У нас очень дорогая земля, к сожалению. Вдобавок девелоперам не продают участки с подготовленной инженерной инфраструктурой, обеспеченные социальными объектами. В большинстве случаев застройщик все это строит сам. При этом стоимость продажи жилья ограничена возможностями покупателей.

Российским девелоперам приходится строить более экономически эффективные объекты. И чаще всего это возможно только за счет увеличения этажности. Если разрешенный максимум – 17 этажей, то застройщик и будет стремиться построить 17 этажей. Помимо экономики, это необходимо для соблюдения обязательных параметров: озеленения, детских, спортивных площадок, автостоянок.

О том, как ограничения помогают творчеству

Сейчас в Петербурге стали запрещать проектировать «дома-стены» – периметральную застройку кварталов длинными зданиями с одинаковыми фасадами. И это правильно. Архитектура в городе будет становиться интереснее.

Ограничения, будь то требования строительных, санитарных и других норм, помогают архитекторам аргументированно бороться с желанием заказчиков строить выше, больше, дешевле.

Время типовых решений давно закончилось. Рынок движется к подчеркиванию индивидуальности жилых комплексов. В домах предусматривают больше сервисов и услуг для привлечения покупателей. Появляются благоустроенные дворы без машин и общественные пространства.

Наш последний творческий ход – это разноуровневое благоустройство в одном из кварталов проекта «Галактика». Проезды во дворе, газоны и площадки для отдыха выполняются на разных высотных отметках, создается искусственный рельеф, который позволяет сделать среду комфортнее для жителей.

О закрытых дворах

Я думаю, закрытые дворы – это навсегда. И в этом нет ничего страшного. Существует пространство частное и общественное. Есть вещи, которые должны принадлежать только жителям комплекса. Другое дело, что на градостроительном уровне нужно уделять внимание генеральному плану города. В нем должны быть выделены общественные зоны и сформированы земельные участки. На мой взгляд, это должна быть государственная земля, которая обустраивается совместно городом и застройщиком. Такой опыт есть в Европе.

Часть 2. Точечная застройка центра

Рассказывает Оксана Андросова, руководитель архитектурно-дизайнерской группы  «Группы ЛСР».

Как выбирают архитектурный стиль для элитных домов

Когда мы начинаем работать над новым проектом, первым делом досконально изучаем историю, особенности и преимущества территории, пропитываемся духом места. Параллельно то же исследование проводят архитектурные мастерские, к которым мы обращаемся. У нас складывается свое видение – что будет востребовано покупателями, а у архитектурных бюро – свое градостроительное понимание места. Затем мы встречаемся и устраиваем мозговой штурм – обсуждаем, какой может быть застройка и стилистика зданий. Так, в спорах и компромиссах, рождается общая концепция проекта.

К примеру, идея обратиться к русскому стилю при создании дома на улице Короленко была выдвинута ЛСР. Вначале он виделся нам в красном кирпиче, но Евгений Герасимов настоял, чтобы фасад был из белого камня. Он же предложил конфигурацию здания с глубоким курдонером. Сейчас дом достроен, и, на мой взгляд, получился шедевр.

Поиск нужной концепции иногда идет долго и сложно. Мы разработали несколько проектов «Смольного парка» (Смольная улица, 4), прежде чем поняли, что центральное место в комплексе должны занять не дома, а чудесная парковая зона. Здания решили разместить по аналогии с бастионами Петропавловской крепости, но каждый корпус развернуть так, чтобы из окон открывались виды на Неву и Смольный собор. Когда мы совместили эскиз с дендропланом, оказалось, что таким образом мы как раз сохраняем парковую аллею и все здоровые взрослые деревья.

Как меняются вкусы элиты

У нас есть принципы проектирования, от которых мы стараемся не отходить на протяжении многих лет. Огромное внимание мы уделяем архитектуре. Как показали исследования, покупатели ценят, в первую очередь, место и внешний вид дома. Некоторые принципы корректируются вслед за вкусами покупателей.

В конце девяностых в Петербурге было такое количество коммуналок, что люди просто хотели переехать в отдельное жилье. Желательно – большое и эксклюзивное. В первом нашем доме, на набережной Грибоедова, 85, были двух- и трехуровневые квартиры. При этом комнаты в лицевой части здания имели пятиметровые потолки, а со двора – более низкие. В этом лабиринте ступеней и разных уровней можно было заблудиться, но покупатели были довольны. Тогда был бум двухэтажных квартир.

В нулевые в моду вошли дома из стекла и бетона. Популярным стало витражное остекление. Сейчас мы понимаем, что для открытия вида, для связи пространства внутри дома и окружения достаточно большого окна – широкого, с низким подоконником. Жить с панорамными окнами оказалось холодно. Все-таки в нашем климате нужна защищенность и основательность, необходимо ощущение тепла и комфорта.

Теперь у покупателей стало больше требований к пространству вне квартиры. Его создает все: ухоженный двор, вход в парадную, лифты, светлые холлы. В квартирах – большие окна, правильные пропорции комнат и удобные планировки. Покупатели хотят создавать свое собственное жилое пространство. Это означает, что в доме должно быть запроектировано много разных, в том числе уникальных, квартир, либо конструктив должен позволять делать перепланировки без колоссальных изменений инженерии.

Почему в центре легче строить, чем ремонтировать

Строить и реконструировать дома в центре – это технологически сложная, скрупулезная работа. Сложность в том, что пока не вскроешь конструкции старого здания, не поймешь, в каком состоянии инженерия и коммуникации. Эксперты могут делать предварительные оценки, но тоже с погрешностью.

Часть 3. Ландшафты бюджетных окраин

Екатерина Кутева, генеральный директор проектно‐конструкторского бюро «Строй‐Проект» (входит в  группу ЦДС).

Об эволюции массового жилья

Еще 40-50 лет назад Петербург застраивали хрущевками и «кораблями». Кварталы были типовыми, строились без какой бы то ни было эстетической составляющей. Тем не менее нельзя сказать, что те, кто проектировал хрущевки, были плохими архитекторами. Просто у них не было возможностей, задача стояла – дешево и быстро расселить тысячи людей.

В период девяностых и начала нулевых творился хаос, зарождались рыночные отношения. У молодых строительных компаний не хватало средств на качественную архитектуру. Дома того времени не отличаются особенной авторской мыслью и красотой.

Сейчас идет переходный период. Девелоперы становятся более мощными, они готовы инвестировать в качественную работу с пространством. Архитектура становится важной частью любого проекта. Постепенно сокращается высота и плотность комплексов. Наши новые проекты – от 10-12 до 18 этажей. Мы стремимся к среднеэтажной застройке.

За последние годы изменилось отношение девелоперов к проектам. Появились новые требования – дворы без машин, безбарьерная среда, удобная навигация. Мы стали тщательнее продумывать благоустройство и использование территории вокруг дома. Для каждого комплекса – разрабатываем несколько концепций обустройства дворов, выбираем и создаем сами нетиповые малые формы – скамейки, перголы, декоративные элементы. Скрупулезно прорабатываем зонирование внутренней территории – обсуждаем расстановку детских, спортивных площадок, мест для уединенного отдыха.

Покупатели тоже меняются. Недавно цена решала все: чем дешевле, тем лучше. Теперь людям важно, как будет выглядеть дом, что будет во дворе, какой лифт в подъезде, планировка, отделка квартиры, хорош ли будет вид из окна. Теперь меньше доверяют рекламе. Люди сверяют рекламные обещания с проектом и оценивают их реалистичность.

О свободе творчества

Наша специализация – массовый сегмент, где стоимость квадратного метра самая доступная, поэтому, как и наши предшественники, мы не свободны в архитектурных решениях. К примеру, ограничены возможности отделки фасадов, поскольку мы используем для облицовки кирпич. Компания считает, что это более надежный материал, но у качественного кирпича не так много оттенков.

Мы стараемся «облегчать» здания – убирать массивность за счет градиента цвета, визуального деления фасадов на меньшие части, применения стекла, разновысотности. Минимальными средствами мы пытаемся сделать так, чтобы каждый комплекс отличался от предыдущих, имел свой собственный образ.

Критика городской застройки

Новые районы застраиваются отдельными, не согласованными друг с другом проектами. Застройщики не готовы объединять их в ансамбли. При этом каждая компания пытается построить как можно больше жилья. Одному девелоперу удается согласовать отклонение от нормативов и построить высокоэтажные здания, а другой – возводит рядом среднеэтажные дома. В итоге, проекты диссонируют между собой. Я бы хотела, чтобы новые кварталы застраивались в единой концепции. Хотелось бы, чтобы в новом Петербурге тоже создавали ансамбли.

Конечно, хотелось бы войти в Градсовет. Я считаю, что его члены немного лукавят: обсуждают одно, а их мастерские одновременно выпускают совсем другую архитектуру. Градсовет говорит о том, что нельзя проектировать горизонтальные небоскребы, которые мы видели в начале 2010-х. Тогда компании старались застроить участок максимально плотно и возводили длинные здания по периметру квартала. Сейчас члены Градсовета говорят, что так работать нельзя, но относительно недавно и сами выпускали проекты с длинными зданиями и однообразными фасадами.

Об идеальном квартале

Идеальный квартал для меня, как для архитектора и жителя, это мало- или среднеэтажная застройка. Комплекс должен быть выдержан в единой концепции: должны сочетаться фасады и ландшафтные решения, интерьеры. Никаких излишеств, хорошо подобранные материалы, проработанные детали. Здания должны быть продуманными до мелочей и выглядеть стильно. Возможно, это скандинавская, экологичная архитектура, но не обязательно.

Антонина Асанова, «Фонтанка.ру»

 
По теме
«Арт-комплекс» показал «Иллюзию пространства» и самого конкурса  | ФОТО АВТОРА - Санкт-Петербургские ведомости ФОТО АВТОРА Неожиданным фиаско завершился конкурс «Арт-комплекс» на дизайн входной зоны апарт-отеля и жилого дома, которые будут построены в Приморском районе одним из крупных петербургских девелоперов.
09.07.2018
 
В Красногвардейском районе появится 150 тыс. кв. м нового жилья от «Группы ЛСР» - Фонтанка ПАО «Группа ЛСР» В ближайшие полгода в рамках второго этапа проекта «Новая Охта», который «Группа ЛСР» реализует в Красногвардейском районе Санкт-Петербурга, построят почти 150 тыс.
28.06.2018
Участок будет использован под жилую застройку комфорт-класса. Участок под жилую застройку площадью 5,4 га за миллиард рублей купила финансово-строительная корпорация "Лидер" у компании "ЮИТ Санкт-Петербург".
27.06.2018
 
 
 
Суды удовлетворили требования КГИОП обязать пользователей «Особняка владельца» Кожевенного завода им. А.А. Парамонова и «Особняка А.Н. Копец» выполнить работы по фасадам памятников - КГИОП Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области в полном объеме удовлетворил требования КГИОП об обязании пользователей помещений выявленного объекта культурного наследия «Особняк владельца»,
17.10.2018 КГИОП
Александр Беглов внимательно выслушал отчеты о готовности к отопительному сезону Елена БЕЗГОДОВА Врио губернатора Санкт-Петербурга Александр Беглов проверил готовность Невского района города к зиме.
14.10.2018 Комсомольская правда
Народный артист России и болельщик «Зенита» Михаил Боярский считает инцидент с футболистами Александром Кокориным и Павлом Мамаевым рядовой историей.
16.10.2018 Мой район
Дмитрий Роговицкий Репортёр Metro рассказывает подробности На канатной дороге от Воробьёвых гор до Лужников успешно прошли все тестовые запуски.
17.10.2018 Metro Петербург
Анна Лутченкова В Сети появилось фото предполагаемого нападавшего Восстановлена примерная хронология трагических событий, которые развернулись 17 октября в политехническом колледже в Керчи.
17.10.2018 Metro Петербург
Ольга Рябинина "Зенит" поместил Дзюбу на купюру в 50 фунтов стерлингов Петербургский футбольный клуб "Зенит" поместил нападающего Артёма Дзюбу на банкноту в 50 фунтов.
17.10.2018 Metro Петербург
Петербургская полиция нашла поджигателя «Хёндэ Солярис», который в июне оставил без автомобиля 31-летнюю жительницу Красносельского района.
17.10.2018 Фонтанка